Как за 3 шага увеличить вознаграждение арбитражного управляющего в 3 раза

Как за 3 шага увеличить вознаграждение арбитражного управляющего в 3 раза

Именно отказ финансовых управляющих браться за физ.лиц подтолкнул законодателей повысить размер вознаграждения финансового управляющего. Но несмотря на это повышение, большинство «типичных банкротов» не интересны финансовому управляющему. Под «типичным» мы имеем в виду человека, у которого нет какого-либо ликвидного имущества: вторая квартира, дорогостоящий автомобиль и прочее имущество на сумму не менее одного миллиона рублей. И «типичных банкротов» в нашей стране большинство. В статье «Финансовый управляющий в деле о банкротстве физического лица» мы отвечали на этот вопрос, проводя параллель с банкротством юридических лиц. Арбитражному управляющему проще и выгоднее взять одно юридическое лицо, чем 20 дел по физическим лицам. А если и берутся за банкротство физических лиц, и понимают, что у должника нет ни дорогостоящего имущества, ни автомобиля, либо в деле появляются какие-либо сложности, они просто могут выйти из процедуры банкротства – у них есть на это право. И если Вы не предоставите суду ещё одного управляющего, то суд прекратит Ваше дело о банкротстве, а Вы останетесь банкротом, но с долгами.

Фронт работы финансового управляющего за 25 тыс

Давайте разберемся, что нужно для того, чтобы стать финансовым управляющим, и каков будет объем работы в деле о банкротстве физических лиц.

Как за 3 шага увеличить вознаграждение арбитражного управляющего в 3 раза

Требования к финансовому управляющему:

Финансовый (арбитражный) управляющий должен иметь высшее образование, не обязательно юридическое или экономическое. Он должен пройти дополнительное обучение по программе подготовки арбитражных управляющих.

Подобные курсы в учебных заведениях платные, и стоимость обучения составляет порядка 50 тысяч рублей. По окончании обучения потенциальный управляющий сдает экзамен комиссии, в число членов которой входят представители Росреестра – надзорного органа за деятельностью финансовых управляющих и СРО.

 Кроме того нужно пройти стажировку в качестве помощника арбитражного управляющего сроком 24 месяца.

Арбитражный управляющий не может иметь судимость за умышленное преступление и не должен быть дисквалифицирован как арбитражный управляющий или руководитель организации.

Дело в том, что правовой статус арбитражного управляющего в делах о банкротстве юридических лиц – это непосредственный руководитель организации на время процедуры банкротства. Как Вы знаете, после завершения дела о банкротстве физического лица, гражданин не вправе занимать руководящие должности в течение 3-х лет.

Соответственно, по логике вещей, и арбитражным управляющим в течение 3-х лет гражданин-банкрот стать не сможет. СРО в настоящее время бесплатно не стажируют, средняя цена стажировки составляет порядка 15 тысяч рублей.

Кроме того, для вступления в СРО необходимо будет оплатить ряд взносов, в том числе в компенсационный фонд (не менее 200 тысяч рублей) и застраховать свою ответственность. Итого траты на подготовку финансового (арбитражного) управляющего составляют порядка 300 тысяч рублей и занимают во времени не менее 2-х лет.

Ежеквартально, ежегодно финансовые управляющие оплачивают членские взносы в СРО, размер которых зависит от многих факторов, установленных решениями СРО.

Ежегодно арбитражный управляющий делает обязательные отчисления в пенсионный фонд в размере около 30 тысяч рублей как лицо, занимающееся частной практикой.

Кроме того, финансовый управляющий должен иметь электронно-цифровую подпись, лицензии на соответствующее криптографическое программное обеспечение (стоимость — 6–7 тысяч рублей в год).

У «правильного» финансового управляющего должно иметься программное обеспечение бюро кредитных историй для отправки сообщений о введении/завершении каждой из процедур в деле о банкротстве физического лица. В России порядка 20 БКИ, у каждого БКИ свое программное обеспечение, которое стоит денег и настройка требует привлечения дополнительных специалистов.

Что делает управляющий при банкротстве физических лиц?

Перейдем непосредственно к процессу банкротства физического лица. В СРО пришел запрос из Арбитражного суда о предоставлении кандидатуры финансового управляющего, и кто-то вдруг изъявил желание отработать за 25 тысяч рублей всю процедуру.

Что предстоит проделать за эту сумму? Во-первых, давайте сразу скажем, что те самые заветные 25 тысяч рублей финансовый управляющий получит лишь по завершении конкретной процедуры в деле о банкротстве, а пока придется поработать в долг.

Приведем дальнейший краткий алгоритм работы финансового управляющего по упрощенной схеме (при процедуре реализации имущества) в деле о банкротстве физического лица.

  1. Разместить публикацию в газете «Коммерсантъ» о признании должника банкротом и введении процедуры реализации имущества. Стоимость публикации составляет порядка 10 тысяч рублей. Хорошо если должник сразу найдет эту сумму, а если нет – финансовый управляющий будет кредитовать банкрота с надеждой на то, что траты в итоге компенсируются.
  2. Разместить аналогичную публикации в Едином Федеральном Реестре сведений о банкротстве (ЕФРСБ): http://bankrot.fedresurs.ru. Обращаем внимание, что сроки для публикаций каждого события в деле о банкротстве разные, но в среднем составляют порядка 3 дней. Если финансовый управляющий не уложится в установленные сроки, то Росреестр незамедлительно инициирует процедуру привлечения его к административной ответственности. Штрафы за нарушения немалые! Арбитражный суд на первый раз может оштрафовать на 25–50 тысяч рублей, за повторное нарушение финансовому управляющему грозит дисквалификация на срок до 3-х лет. Таким образом, профессия арбитражного управляющего очень ответственная и риски высоки.
  3. Запросить в Центральном каталоге кредитных историй информацию о том, в каких бюро кредитных историй у банкрота имеется кредитная история. Далее в каждое БКИ (их обычно 3–4) необходимо отправить информацию о введении в отношении гражданина процедуры банкротства.
  4. Необходимо оценить финансовое положение банкрота:
  5. Сделать запросы в Росреестр, ГИБДД, Гостехнадзор, ГИМС и т.п. с целью выявления имущества банкрота, а также проверить наличие сделок с имуществом, совершённые за последние 3 года. Проверить наличие признаков преднамеренного и фиктивного банкротства. По сути это та работа, которой занимаются правоохранительные органы. О результатах такого анализа финансовый управляющий должен сделать публикацию в ЕФРСБ. Сделать запросы в бюро кредитных историй и проанализировать полученные ответы (документы).

  6. Открыть основной лицевой (банкротный) счет. Если есть иные счета у банкрота, то их необходимо закрыть.
  7. Сообщить работодателю банкрота реквизиты для перечисления заработной платы, т.к. с момента признания должника банкротом все платежи от третьих лиц должны перечисляться на специальный банкротный счет, которым распоряжается финансовый управляющий.
  8. Финансовый управляющий ведет бухгалтерию банкрота: выделяет ему деньги на жизнь, исходя из прожиточного минимума (или иной суммы, утвержденной судом), оплачивает коммунальные расходы, аренду жилья, выплачивает алименты (если они есть) и т.д. Ведется строжайший учет! Причем снятие денег с лицевого счета — это далеко не плевое дело. У многих банков вообще отсутствует регламент по распоряжению счетами через финансового управляющего. Некоторые банки требуют по каждой операции делать предварительный запрос. В общем на данный момент препон для финансового управляющего со всех сторон очень много.
  9. Финансовый управляющий должен проверить «на вшивость» все сделки, заключенные должником за 3-летний период. А по результатам такой проверки оспорить, либо подготовить мотивированное заключение о том, почему сделка им не оспаривается.
  10. Финансовый управляющий составляет и направляет в Арбитражный суд отзывы на требования кредиторов о включении в реестр кредиторов. О получении им таких требований он должен сделать публикацию в ЕФРСБ. Публикации в ЕФРСБ платные и на текущий момент стоимость одной публикации составляет 430 рублей 17 копеек.

Как инициатору банкротства отбиться от притязаний арбитражного управляющего?

Как за 3 шага увеличить вознаграждение арбитражного управляющего в 3 раза

2 апр 2021

Нередкая ситуация — компания, не добившись от фирмы-должника денег, решает ее обанкротить. Далее в действие вступает стандартный алгоритм: пишется заявление, оплачивается госпошлина, вводится процедура банкротства и назначается арбитражный управляющий.

К сожалению, в большинстве случаев процедура банкротства оказывается не только длительной, но и затратной.

Но как быть, если у должника не находят имущества? Кто в этом случае должен оплачивать услуги арбитражного управляющего и понесенные им расходы? Давайте разбираться…

В каком случае возможен иск и что взыщет арбитражный управляющий?

Согласно Федеральному Закону от 26.10.2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», расходы на процедуру банкротства, которые несет арбитражный управляющий (сюда входят госпошлина, публикации в ЕФРСБ и газете «Коммерсантъ», услуги привлеченных оценщиков, аудиторов, бухгалтера, юриста), а также начисленное вознаграждение компенсируются ему приоритетно перед всеми кредиторами за счет имущества банкрота. Но если у должника денег мало или вовсе нет, то расходы и выплата вознаграждение для арбитражного управляющего лягут на плечи заявителя по делу о банкротстве.

Процедура следующая: после завершения или прекращения финальной процедуры банкротства, управляющий подсчитывает свой начисленный гонорар (от 15 тыс. руб. до 45 тыс. руб. ежемесячно в зависимости от процедуры) и понесенные расходы, после чего подает заявление на взыскание денег с кредитора, подавшего заявление на банкротство.

Размер этих притязаний может быть от нескольких сотен тысяч до миллионов рублей. Кредитору, не получившему свои деньги в ходе банкротства, обидно терять деньги еще и на этом. Можно ли защититься от этих расходов? Для этого есть несколько путей, которые мы сейчас и разберем.

На что стоит обратить внимание?  

  1.  Установление лимита на финансирование банкротного процесса. Подавая заявление в суд нужно рассчитать свои финансовые возможности и попросить суд установить лимит финансирования процедуры за Ваш счет. Направления в суд гарантийного письма с установленным максимальным лимитом финансирования будет достаточно, чтобы арбитражный управляющий взыскал с кредитора средства только в установленном пределе. А еще лучше эти деньги сразу отправить на депозитный счет арбитражного суда, чтобы управляющий списал их после окончания банкротства со счета суда. Запомните! При четком определении заявителем максимальной суммы покрытия вознаграждения и расходов суд не вправе присудить арбитражному управляющему средства сверх этой суммы (определение Верховного суда РФ от 10.02.2020 г. по делу № А57-83/2015).
  2.  Выход кредитора из процедуры банкротства.

    По смыслу норм гражданского законодательства право или требование, принадлежащее кредитору, может быть передано другому лицу по сделке (уступка требования) – договору уступки требования или цессии. Так, согласно п.1 ст.

    382 ГК РФ «Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу», право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Читайте также:  Свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру, образец

После перехода требования кредитора к другому лицу по договору цессии непосредственно в ходе банкротства суд заменяет заявителя новым кредитором – заявителем. К нему переходят обязанности по погашению задолженности перед арбитражным управляющим.

Следовательно, если кредитор не определял лимит финансирования при подаче заявления на банкротство, а платить за процесс банкротства он не готов, то он может на любом этапе банкротства продать свои денежные требования другому лицу. На это лицо и перейдут обязанности по инвестированию денег в процедуру банкротства. Отвечать  деньгами перед арбитражным управляющим также будет новый кредитор.

Но у варианта, при котором кредитор уступает права требования задолженности постороннему лицу, покидает процесс и утрачивает обязанность по компенсации расходов и вознаграждения арбитражному управляющему есть и свои особенности. Например:

  • покупатель не должен быть связан с продавцом (быть аффилированным с ним).
  • новый кредитор должен быть платежеспособным и не являться банкротом.
  • договор цессии обязательно должен содержать правило о переходе обязанностей заявителя по финансированию процесса банкротства к новому кредитору.
  • должна быть проведена официальная оплата реальной стоимости за уступку прав.

Но есть значительный риск, ведь подписание договора о передаче прав и обязанностей новому кредитору, которое произошло именно после обращения арбитражного управляющего с ходатайством об окончании банкротства, может считаться мнимой сделкой и злоупотреблением своим правом. Пренебрежение этими условиями повлечет признание судом перехода обязанностей на новое лицо незаконным и взыскание расходов по делу банкротство с первоначального кредитора (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.08.2019 г. по делу № А19-13961/2013). 

Сокращаем расходы управляющего

Представим ситуацию: лимит расходов на финансирование не определен, нового кредитора для уступки прав и обязанностей найти не удалось, а иск о взыскании расходов от арбитражного управляющего к Вам уже предъявлен.

Платить придется, но можно ли уменьшить эту сумму? Да, но для этого необходимо заявить суду о снижении размера вознаграждения и расходов. Например, если суд установит несоразмерность взыскиваемой суммы вознаграждения объему работы, выполненной арбитражным управляющим, то вознаграждение будет снижено (см.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.06.2019 г. по делу № А67-4549/2013).

Есть один важный момент: если арбитражный управляющий обнаружил факт недостаточности имущества у должника для погашения расходов по делу о банкротстве, то он не вправе нести такие расходы самостоятельно в расчете на последующее возмещение их заявителем[12]. В этом случае закон предписывает обязанность управляющему обратиться в суд с заявлением о прекращении производства по делу.

Таким образом, если антикризисный управляющий не обратился с таким ходатайством о прекращении процедуры банкротства, то он не вправе нести расходы и начислять вознаграждение и не может полагаться на их взыскание.

Также в споре с арбитражным управляющим следует заявить об их несоразмерности объему выполненной работы и, например, обязать управляющего предоставить перечень выполненной работы с помесячной разбивкой по дням (см.

 Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.09.2020 г. по делу № А57-10154/2016). 

Также вознаграждение и расходы будут снижены, если суд признавал незаконными действия или бездействие арбитражного управляющего, признавал необоснованными понесенных им за счет должника расходов, или недействительными совершенные им сделки. Эти обстоятельства могут быть установлены как при взыскании управляющим вознаграждения и расходов с заявителя, так и в отдельном споре по жалобе кредитора на управляющего.

Взыскиваем с должника, а не с кредитора

Процедура банкротства может быть прекращена по любому основанию, предусмотренному законом, и даже в случае погашения всего реестра требований кредиторов третьим лицом — благодетелем.

Но и в этом случае арбитражный управляющий может обратиться с требованием к инициатору банкротной процедуры (кредитору).

Правда, суды в большинстве случаев отказывают в удовлетворении требований, обращая внимание на надлежащего ответчика – должника.

Почему так происходит? Дело в том, что после прекращения подобной процедуры банкротства юрлицо никуда не исчезает, у него и у его контролирующих лиц есть имущество и материальные ценности и арбитражный управляющий может взыскать вознаграждение и расходы с самого должника как с действующего предприятия, а не с заявителя по делу. 

Вознаграждение ленивых арбитражных управляющих попало под вопрос: что теперь будет?

До ВС РФ дошел спор, в рамках которого решалось, стоит ли дополнительно вознаграждать арбитражного управляющего (АУ), который был против процедуры реструктуризации долгов и, когда должник отказался продавать свое имущество для расчета с кредитором, никак не помогал восстановить платежеспособность гражданина-банкрота. Высшая инстанция сочла, что «ленивым» АУ дополнительное вознаграждение не полагается.

Гражданка Б. в сентябре 2017 года была признана банкротом. У нее был долг перед единственным кредитором-банком в размере 9 млн руб. Женщина была уверена, что сможет выйти из кризиса и избежать несостоятельности, но для этого ей нужен срок в два года. Должница предложила направлять на расчеты с кредитором часть своей зарплаты, а также арендную плату со сдачи трех жилых домов.

АУ, который вел дело, был против предложенного плана реструктуризации долгов. По его мнению, выгоднее было бы продать имущество женщины и тем самым рассчитаться с банком.

Однако суд устроил план реструктуризации долгов, он его утвердил, и должница приступила к его реализации. АУ тем временем фактически удалился из процедуры банкротства и не помогал гражданке Б.

восстановить ее платежеспособность.

К апрелю 2020 года женщина смогла расплатиться с банком. Тогда АУ потребовал себе к фиксированному вознаграждению в 25 тыс. руб. еще и процентную надбавку от суммы удовлетворенных требований кредитора в размере 636,6 тыс. руб. Дополнительное вознаграждение АУ (7%) предусмотрено п. 17 ст. 20.6 Закона о банкротстве.

Самые яркие из судебных споров по налоговым делам мы разберем на бесплатном вебинаре 26 августа.

Должница, самостоятельно избежавшая несостоятельности и предложившая, а потом и исполнившая план реструктуризации, была против выплаты дополнительного вознаграждения АУ. В то же время кассация указала, что в законе нет оснований, по которому АУ в данном деле мог бы лишиться дополнительного вознаграждения.

Представители АУ отметили, что он защитил имущество должника, оно не пропало и приносило прибыль, поэтому он заслуживает вознаграждения. Вдобавок, АУ был против плана реструктуризации потому, что гражданка Б. не представила ему все документы, подтверждающие ее финансовое положение. Сдача залогового имущества в аренду также показалась АУ рисковой затеей.

Несмотря на это, ВС РФ остался на стороне должницы и счел, что АУ дополнительное вознаграждение не полагается. Главная цель работы АУ — помощь в выходе из кризиса должникам, и она не была достигнута. В данном случае должностное лицо могло рассчитывать только на фиксированное вознаграждение. Дополнительные проценты АУ может получить в работе с другими должниками.

В рамках данного дела нельзя однозначно сказать, что АУ бездействовал — на практике должница могла не представить всех документов, не полностью раскрыть информацию о взаимоотношениях с кредиторами, о своих активах, считает арбитражный управляющий Дмитрий Краснощёк, руководитель юридической компании «Стратегия». По его мнению, АУ собрал информацию по должнику и на этом основывался, планируя работу.

В данном случае ВС РФ отошел от вектора развития судебной практики, полагая, что для АУ банкротство — коммерческая деятельность, считает руководитель банкротной практики Московской коллегии адвокатов «Арбат» Алексей Симоненко.

«В случае какого-либо форс-мажора вся ответственность возлагается на АУ.

Управляющий за свой счет оплачивает страховку, привлекает юристов и бухгалтеров за свой счет при превышении расходов на данных лиц сверх лимитов, предусмотренных законом для должника.

Закон не содержит нормы, что за несогласие со стратегией процедуры АУ не получает проценты, и вся его работа обнуляется. Довод же о том, что у АУ много процедур, на мой взгляд, не выдерживает никакой критики», — говорит эксперт.

Дмитрий Краснощёк указывает, что на примере этой ситуации любому АУ надо сделать вывод о том, что на банкротство должников стоит смотреть шире. АУ придется переходить от роли ликвидатора к роли антикризисного управляющего. Поскольку не все АУ обладают профессиональными знаниями, опытом и профессиональной командой, то их ряды будут редеть.

Алексей Симоненко уверен, что теперь АУ, особенно на процедурах банкротства физических лиц, все чаще будут отказываться от проектов. А некая премиальная система вне рамок закона будет играть ключевую роль при согласии быть назначенным на процедуру.

Познакомьтесь с человеком, который управляет имуществом должников во время банкротства

В этом выпуске — арбитражная управляющая. Это тот человек, что во время процедуры банкротства по назначению суда управляет деньгами должника, распродает его имущество и следит, чтобы он расплатился с кредиторами. Она рассказала, как проходит этот процесс и сколько можно на нем заработать, какие люди обычно становятся банкротами в России и почему их число растет.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

У меня два высших образования. Первое — юридическое, училась в Саратовской государственной академии права, окончила ее в 2002 году. Потом захотела поменять сферу — поступила в Финансовую академию (сейчас это университет) при правительстве РФ на специальность «бухучет, финансовый анализ, аудит».

Юристом работала с 2002 по 2019 год. Сначала в Саратове, в юридическом отделе строительной компании. Это была работа для начального уровня, я получала 3000 Р в месяц. Через два года прошла собеседование на должность главного юрисконсульта крупной консалтинговой компании в Москве.

Через четыре года зарабатывала там 4000 $ и иногда, на усмотрение руководителя, получала премии в конверте. В 2007 году устроилась в юридический отдел очень крупного банка: мне нужен был белый доход, чтобы оформить ипотеку, сбережений на квартиру не хватало.

Дослужилась до начальника отдела.

В 2014 году получила дополнительное образование в сфере антикризисного управления — это деятельность арбитражных управляющих, которых назначают в делах о банкротстве.

Востребованность этой специальности начала расти после кризисов 2008 и 2014 годов.

Такие курсы организовывают большинство крупных вузов, у которых есть соглашение с Росреестром. Обучение длится 780 часов, 6 месяцев. Я дистанционно училась в Высшей школе экономики, заплатила 56 000 Р.

В конце сдала сложный квалификационный экзамен. Его принимает Росреестр, он проводится в очной форме — по билетам, в присутствии комиссии.

В каждом билете — три вопроса по разным темам законодательства о банкротстве.

Каждый арбитражный управляющий должен состоять в СРО, организация распределяет между нами работу. Всего в России примерно 50 СРО, в них состоят почти 20 тысяч арбитражных управляющих. Реально из них работают примерно 10 тысяч: остальные, по данным Росреестра, дисквалифицированы за нарушения в работе.

Я начала брать дела по банкротствам в ноябре 2016 года. Сначала совмещала: с 9:00 до 18:00 работала в банке, с 20:00 до полуночи занималась банкротствами. Чувствовала нестабильность своего положения на основной работе — и оказалась права: у банка отобрали лицензию, а всех сотрудников уволили.

Читайте также:  Статья за хранение наркосодержащих веществ: срок по статье 228 УК РФ

Тогда мне повезло: довольно скоро бывший коллега предложил работу в многопрофильном холдинге. До марта 2019 года я руководила там корпоративной службой и получала 275 000 Р плюс годовой бонус в размере шести месячных окладов. По иронии судьбы холдинг обанкротился. После этого я переключилась на работу арбитражным управляющим, хотя всегда рассматривала это занятие как подработку.

Чтобы начать работать, нужно соответствовать большому количеству критериев: высшее образование, повышение квалификации, двухлетняя стажировка в СРО, двухлетний стаж работы на управленческой должности.

Нельзя иметь судимости и числиться в реестре дисквалифицированных лиц налоговой службы — туда попадают люди, которые совершили административные правонарушения. Еще нужно вложить немало денег.

На некоторые взносы СРО предоставила мне беспроцентную рассрочку на четыре года.

???? Курсы повышения квалификации и экзамен

около 50 000 Р

???? Стажировка в СРО

10 000 Р

???? Вступительный взнос в СРО

от 10 000 Р. Организация определяет сумму исходя из операционного бюджета

???? Взнос в компенсационный фонд

200 000 Р. Они компенсируют убытки пострадавшим от неправомерных действий арбитражного управляющего

???? Членские взносы в СРО

50 000 Р в моем случае. Они покрывают зарплату сотрудников, а излишки идут в страховой фонд

⚠️ Обязательное страхование ответственности на сумму не менее 10 млн рублей

от 40 000 Р. Например, не оспорил сделку с квартирой в Москве — считай, что причинил кредиторам вред в размере стоимости такой квартиры. Без страховки его пришлось бы возмещать

???? Подписка на программу «Помощник арбитражного управляющего»

30 000 Р

???? Электронная подпись

5000 Р

Регулярные взносы за назначение на дело — от 1300 Р

???? По банкротству физического лица

от 1300 Р

???? По банкротству организации

от 7000 Р

Во время процедуры банкрот не распоряжается своим имуществом и деньгами. Его банковские счета блокируются — каждый месяц я снимаю деньги и выдаю ему прожиточный минимум. Имущество тоже на время переходит в управление к арбитражному управляющему — в том числе то, что купили во время брака. Новые сделки с имуществом не регистрируются.

Моя задача — организовать продажу имущества банкротов, которое вошло в так называемую конкурсную массу, и рассчитаться с кредиторами.

Подать в суд заявление о признании должника банкротом может любой кредитор при просрочке более трех месяцев. Банкротят граждан при крупной задолженности: от полумиллиона рублей в сумме.

Потом клиент — сам или через юриста — обращается в СРО, просит дать для банкрота управляющего и вносит на депозит арбитражного суда вознаграждение за его работу, 25 000 Р. Если должника банкротит государство или компания, платят они.

СРО анализирует, чьи компетенции подойдут в этом деле, и предлагает работу — нам несколько раз в неделю приходят письма со списком вариантов. Я их просматриваю и пишу, на что согласна.

Вознаграждение управляющего по закону небольшое, а рисков, в том числе имущественных, много.

Я сама определяю объем работы и решаю, сколько банкротов в какой месяц мне брать на сопровождение. Спрос на услуги управляющего превышает предложение, поэтому работа есть.

После того как арбитражный суд признает должника банкротом, управляющий начинает свою работу. Суд может ввести две процедуры: реструктуризацию долга или реализацию имущества.

Реализация имущества. Если суд отказывается принять план реструктуризации, вводится процедура реализации имущества. Тут задача финансового управляющего — найти имущество банкрота в реестре и продать, чтобы погасить долг. Еще он проводит финансовый анализ деятельности гражданина за три года, проверяет подозрительные сделки.

Иногда должники перед банкротством пытаются вывести имущество из владения, чтобы сохранить его, — например дарят родственнику.

Это плохая идея: информация обо всех сделках должника будет отражена в выписке из ЕГРН, которую обязательно запросит финансовый управляющий.

Закон о банкротстве позволяет нам оспорить сделку и вернуть имущество в конкурсную массу. Еще управляющий может сделать вывод о признаках преднамеренного или фиктивного банкротства.

Фиктивное банкротство — это когда должник подает на банкротство, желая освободиться от долгов, но при этом у него есть имущество, которого достаточно для удовлетворения требований кредиторов. Арбитражный управляющий обязан сообщить об этом суду, а если есть основания — и в правоохранительные органы. Должнику это грозит административной или уголовной ответственностью.

Долги при этом, понятно, суд не спишет.

Для поиска имущества мы пишем запросы в банки и органы, которые регистрируют квартиры, дачи, земельные участки, плавательные средства, самоходную и авиатехнику, патенты. На эти запросы нам должны ответить в течение семи дней.

Продавать для погашения долга нельзя единственное жилье, вещи индивидуального пользования вроде одежды и обуви, имущество, которое нужно для профессиональной деятельности, продукты, призы и государственные награды.

Но, например, если квартира в ипотеке, то ее могут выставить на продажу.

Бывают сложные случаи: если старая стиральная машинка стоит меньше 10 тысяч рублей, то продавать ее смысла нет, потому что расходы на продажу превысят сумму дохода. А если речь идет о дизайнерской мебели стоимостью выше 10 тысяч рублей, финансовый управляющий обязан ее продать.

Оценку имущества проводит финансовый управляющий, а если оно залоговое, цену и порядок продажи определяет залоговый кредитор. Имущество стоимостью до 100 тысяч рублей можно продавать напрямую: публиковать объявления в едином федеральном реестре сведений о банкротстве или на «Авито» и заключать договор купли-продажи. Все остальное выставляется на торги.

После продажи имущества и завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий представляет в арбитражный суд подробный отчет. Это важный этап: там содержатся сведения о конкурсной массе, реализации имущества должника, требованиях кредиторов и проценте их удовлетворения. Обычно этот процент невысок. Бывает, что кредиторы получают 70—100%, но редко.

Довольно часто у должника вообще нет имущества, которое можно продать, — тогда кредиторы не получают ничего.

Самое большое требование кредиторов в моей практике — 12 млн рублей. Погашения не было, дело завершилось освобождением должника от кредитных обязательств.

Но есть обязательства, на которые банкротство не распространяется: возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, выплата зарплаты или выходного пособия, возмещение морального вреда или алименты. Их банкроту все равно придется выплачивать.

Я планирую свой график примерно на месяц вперед, отталкиваясь от назначенных судебных заседаний. Хожу в суд только на важные: финальные отчеты, оспаривание сделок. По всем остальным судебным спорам заранее пишу в суд свою позицию и прошу рассмотреть в мое отсутствие. В среднем хожу на 7—10 заседаний в месяц.

В эти дни не планирую других дел: заседания в арбитражных судах задерживаются, приходится долго ждать своей очереди в коридоре. Мой рекорд — пять часов. В среднем на одно дело отводится 3—5 минут.

Этого не хватает, но суды перегружены, особенно в Москве и Московской области. В день у судьи может быть более 50 заседаний. Понятно, что по факту судьи рассматривают дела дольше — и график съезжает.

Самая острая проблема — относительная нестабильность законодательства. Есть закон о банкротстве, по которому мы все работаем. Но есть еще и Верховный суд, который дает разъяснения о применении судами норм закона. Порой эти разъяснения в корне меняют трактовку закона. Нужно постоянно быть в тонусе, отслеживать судебную практику и все изменения.

Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Принято считать, что к процедуре банкротства прибегают люди из так называемой низкой социальной категории или просто мошенники. Но вы удивитесь, когда узнаете, сколько образованных и интеллигентных людей попадают в сложную жизненную ситуацию, где банкротство — единственный выход.

В 2016 году, когда я только начинала работать в этой сфере, чаще всего банкротились пенсионеры. Но сейчас контингент меняется: на личное банкротство подают люди с относительно хорошим для своего региона доходом. У некоторых предпринимателей после кризиса 2014 года не восстановился бизнес, а они брали на его развитие кредиты под личное поручительство.

Бывает, что человек всю жизнь жил скромно, от зарплаты до зарплаты, на дорогое имущество не заработал, не шиковал. Но потом что-то резко меняется: например, заболел он сам или кто-то из членов семьи. Или жена ушла в декрет, в семье осталась одна зарплата.

Долговая история начинается с микрозаймов «до зарплаты».

По ним бешеный процент, как правило 600—750% годовых. Особенно большой был раньше, когда государство еще не регулировало верхний предел процентной нагрузки по таким займам. Но люди их брали: когда ребенок болен, другого выхода может и не быть, пойдешь и займешь, чтобы купить лекарства.

В интернете много рекламы юридических фирм из серии «Спишу долги законно или выплачу их за вас». Подавляющее большинство из них — просто мошенники.

Они берут действительно большие деньги — 150—200 тысяч, заманивают обещаниями, уверяют, что контролируют процедуру банкротства, что финансовый управляющий сделает все как надо, что у них есть «связи» чуть ли не в суде и имущество должника никто продавать не будет.

Не верьте им.

Финансовый управляющий несет личную материальную ответственность за беспристрастное проведение процедуры банкротства. Любое нарушение грозит штрафом от 25 тысяч рублей, и даже за незначительные могут отстранить от работы.

А если он не оспорит подозрительную сделку должника, с него взыщут убытки по процедуре, которые даже страховка не покроет.

Так что ни один вменяемый финансовый управляющий не будет закрывать глаза на спрятанное имущество или «угнанные» авто.

Если смотреть на практику развитых стран, то, например, в США, Канаде, Евросоюзе для юридической практики необходима лицензии. Это отсекает от профессии малоквалифицированных специалистов и просто мошенников. У нас пока достаточно просто зарегистрировать фирму, снять офис, посадить сотрудника у телефона и дать рекламу.

Каждое банкротство — отдельная история. Например, у меня было дело женщины из богемной тусовки.

После развода она осталась одна с детьми и многомиллионными долгами бывшего супруга, тоже из артистической сферы.

Дело было довольно сложное, приходилось собирать доказательства того, что кредитные обязательства у нее возникли из-за профессиональной деятельности бывшего мужа: она была поручителем по его кредитам.

Мы с должницей в суде доказывали, что дом и земля — это единый объект, который является единственным жильем для нее и детей. Я заказала выезд кадастрового инженера и геодезиста — за счет должницы.

Привлекла опеку для участия в суде, потому что спор затрагивал интересы несовершеннолетних детей. Мы смогли отстоять дом. Как единственное жилье, он не вошел в конкурсную массу и не подлежал продаже для расчетов с кредиторами.

Семья до сих пор живет там.

Вознаграждение управляющего составляет 25 000 Р и 7% от суммы реализованного имущества должника. Оно выплачивается после расчета с кредиторами. Это небольшая сумма за такой объем работы. В моей практике самые короткие процедуры длятся полгода, а длинные — больше года. Поэтому арбитражные управляющие ведут одновременно по несколько банкротств, чтобы иметь более-менее нормальный доход.

Я в среднем веду где-то 40 дел по физлицам и несколько дел о банкротстве юрлиц. Был период, когда в производстве моей команды — это два юриста и курьер — было около 100 дел одновременно. Это очень много и сложно.

Доходы разные от месяца к месяцу и зависят от количества завершенных процедур. Я в месяц завершаю около 10, иногда больше, иногда меньше. В среднем получается зарабатывать порядка 200—250 тысяч рублей. Всегда есть возможность заработать дополнительно, например консультациями.

Знаю, что мои коллеги тоже зарабатывают по-разному: кто-то значительно больше, есть те, кто меньше. Но в среде арбитражных управляющих делиться этим не принято.

Вс разбирался, на какой период распространяется право конкурсного управляющего на вознаграждение

Арбитражный суд Московской области признал общество «Латент Плюс» банкротом. В отношении компании было открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Владимир Корнев.

26 декабря 2016 г. конкурсное производство по делу было завершено определением суда. Спустя некоторое время это решение было обжаловано в апелляционном порядке налоговой инспекцией. Только 16 мая 2017 г.

Читайте также:  Могут ли посадить за просрочку кредита и по какой статье

Десятый арбитражный апелляционный суд прекратил производство по жалобе в связи с пропуском срока апелляционного обжалования.

При этом в заседании по рассмотрению апелляционной жалобы участвовал представитель Владимира Корнева. 

После этого он обратился в суд с заявлением о взыскании с инспекции ФНС вознаграждения конкурсного управляющего в размере около 140 тыс. руб. за период с 26 декабря 2016 по 15 мая 2017 г., а также 60 тыс. руб. судебных расходов на оплату услуг представителя.

Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования частично, взыскав с инспекции 30 тыс. руб. в качестве вознаграждения управляющего и 60 тыс. руб. судебных расходов. При этом суд  руководствовался п. 3 ст. 20.6 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в п.

2 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», ст. 106, 110 АПК РФ, п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г.

№ 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Апелляция отменила определение суда первой инстанции и отказала в удовлетворении исковых требований, суд округа оставил это решение без изменения.

Суды пришли к выводу, что в спорный период обязанности конкурсного управляющего не исполнялись, объем и сложность судебного дела по рассмотрению апелляционной жалобы не требовали привлечения стороннего лица, а само привлечение представителя не было направлено на достижение целей банкротства должника. Все это исключает возмещение расходов и уплату вознаграждения арбитражного управляющего.

Не согласившись с таким выводом, Владимир Корнев обратился с жалобой в Верховный Суд. Судебная коллегия по экономическим спорам, изучив материалы дела, пришла к выводу, что решения нижестоящих судов частично подлежат отмене, и вынесла Определение № 305-ЭС18-2312.

Судебная коллегия напомнила, что согласно Закону о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право получать вознаграждение в виде фиксированной суммы и суммы процентов за счет средств должника, если иное не предусмотрено законом. Размер фиксированной суммы составляет 30 тыс. руб. в месяц. 

Согласно п. 2 упомянутого выше Постановления ВАС РФ № 97 фиксированная сумма вознаграждения выплачивается за каждый месяц осуществления полномочий арбитражного управляющего с даты принятия судебного акта об утверждении лица арбитражным управляющим. Выплата по общему правилу прекращается с завершением конкурсного производства. 

При этом в фиксированную сумму вознаграждения не включается период с даты подачи конкурсным управляющим ходатайства о завершении конкурсного производства и до даты внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника, поскольку в этот период конкурсный управляющий не осуществляет каких-либо действий, связанных с процедурами банкротства. Но, как указал ВС, если в это время конкурсный управляющий был вынужден осуществлять свои полномочия, то ему может выплачиваться фиксированная сумма вознаграждения. В частности, если конкурсный управляющий участвовал в судебных заседаниях по вопросам обжалования определения о завершении конкурсного производства, вознаграждение взыскивается в его пользу по правилам ст. 110–112 АПК РФ с лиц, проигравших соответствующие судебные споры. Учитывая объем и сложность работы конкурсного управляющего, суд может уменьшить размер вознаграждения.

«При этом конкурсный управляющий может участвовать в судебных заседаниях как лично, так и через представителя. В последнем случае услуги представителя конкурсный управляющий оплачивает за свой счет, в том числе и за счет полученного фиксированного вознаграждения», – указано в определении ВС. 

Поскольку Владимир Корнев через своего представителя участвовал в судебном заседании апелляционного суда по рассмотрению жалобы налоговой службы на определение о завершении конкурсного производства, то оснований для вывода о том, что в спорный период он не исполнял обязанности конкурсного управляющего, у апелляционного и окружного судов не имелось, указала Судебная коллегия, постановив отменить их решения в этой части и направить этот вопрос на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

При этом в части возмещения судебных расходов ВС указал, что по существу требования были предъявлены к должнику, а не лично к конкурсному управляющему. Не будучи стороной спора, Владимир Корнев не имел права взыскивать судебные расходы в свою пользу. 

Суд отметил, что после завершения конкурсного производства у Владимира Корнева имелся выбор: он мог либо самостоятельно участвовать в судебных заседаниях и получить вознаграждение исходя из объема фактически выполненной работы, которая, как правило, сводится к представительству, либо привлечь за счет данного вознаграждения третьих лиц, освободив тем самым себя от личного участия в процессе. Одновременное взыскание и суммы вознаграждения, и суммы понесенных управляющим расходов на представителей ведет к двойной оплате одних и тех же действий. Таким образом, в этой части решения нижестоящих судов оставлены без изменения.

Комментируя решение ВС, финансовый управляющий Алексей Леонов назвал достаточно распространенными ситуации, когда арбитражный управляющий вынужден осуществлять свои полномочия уже после завершения конкурсного производства.

В основном это касается необходимости участия в судебных процессах в том числе за рамками дела о банкротстве.

Поэтому эксперт положительно оценил, что Суд подтвердил право арбитражного управляющего на вознаграждение в указанных случаях.

В то же время он отметил вывод о том, что арбитражный управляющий может участвовать в судебных заседаниях как лично, так и через представителя, однако в последнем случае услуги представителя арбитражный управляющий оплачивает за свой счет.

Как считает Алексей Леонов, с учетом обстоятельств конкретного дела данный вывод Судебной коллегии представляется безусловно верным и справедливым. «Однако прецедентообразующее значение данного судебного акта для отрасли в целом представляется скорее негативным.

Фактически арбитражный управляющий ограничивается в возможности привлекать для участия на данной стадии дела о банкротстве профессиональных представителей, поскольку оплата их труда будет производиться за счет его фиксированного вознаграждения (для конкурсного производства это 30 тыс. руб. в месяц)», – отметил он.

Подобное вознаграждение, по мнению эксперта, представлялось бы нормальным для одного судебного процесса, как это было в рассмотренном деле, однако в более сложных делах такой вывод Судебной коллегии был бы явно несправедливым, считает эксперт: «В сложных делах арбитражный управляющий не может лично вести все судебные процессы. В подобных случаях задача арбитражного управляющего, как правило, состоит в координации работы профессиональных представителей».

Алексей Леонов считает недопустимым лишение арбитражного управляющего по таким делам права на самостоятельное гарантированное законом фиксированное вознаграждение, а также возложение на него обязанности за счет этого вознаграждения финансировать работу профессиональных представителей.

«Очевидно, что одновременное взыскание и суммы вознаграждения, и суммы понесенных управляющим расходов на профессиональных представителей в подобных случаях не может рассматриваться двойной оплатой одних и тех же действий.

Поэтому судам еще предстоит дать окончательные ответы на указанные вопросы, возникающие в практической работе арбитражных управляющих», – заключил он.

Как отметил партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов, несмотря на то, что вопрос о возможности выплаты конкурсному управляющему вознаграждения после подачи им ходатайства о закрытии конкурсного производства достаточно подробно описан в законе и Постановлении Пленума ВАС РФ № 97, на практике суды все равно по-разному решают данный вопрос. 

«Чаще всего, когда управляющему приходилось после подачи ходатайства заниматься какими-либо судебными процессами, вознаграждение ему присуждалось, но в уменьшенном размере ввиду того, что объем работ в этот период все же меньше, чем обычно (например, постановление АС Волго-Вятского округа  по делу № А28-770/2002, постановление АС Северо-Западного округа по делу № А66-693/2014)», – пояснил эксперт.

По его мнению, ВС вносит определенность и единообразие в этот аспект и при этом призывает суды строже подходить к требованиям конкурсных управляющих о выплате вознаграждений и компенсаций расходов за период после подачи ходатайства о закрытии производства, разбираться в их обоснованности и избегать двойного возмещения в виде вознаграждения управляющему, фактически делегировавшему свою работу по представительству в суде третьим лицам, и расходов на услуги данных третьих лиц. «До этого суды относились к взысканию расходов проще – по схеме “расходы фактически подтверждены – взыскиваем”», – указал Александр Арбузов. 

«Суды будут более аккуратно подходить к исследованию степени вовлеченности арбитражных управляющих в работу после подачи ходатайства о закрытии банкротства, за которую они требуют вознаграждение. То есть будут нещадно снижать.

Возможно, что это не очень хорошо, так как управляющие и так не очень много получают за свою работу, учитывая характер работы и ответственность.

Кроме того, увеличится число случаев отказа в возмещении расходов на услуги других юристов, привлеченных управляющим», – спрогнозировал эксперт. 

  • Адвокат АП Кемеровской области Павел Кирсанов считает, что решение ВС стимулирует уполномоченный орган и кредиторов добросовестно пользоваться своими правами и обжаловать судебные акты только в том случае, если имеются очевидные основания для их отмены.
  • По словам адвоката, на сегодняшний день в практике достаточно часто приходится встречаться с ситуациями, когда уполномоченный орган или кредиторы злоупотребляют своими правами и без каких-либо серьезных оснований для обжалования все же обращаются в вышестоящий суд с жалобами на определения о завершении процедуры банкротства: «Указанные действия затягивают процедуру банкротства и влекут дополнительные расходы арбитражного управляющего».
  • «Что касается вопроса возмещения судебных расходов на оплату услуг представителя, то и в этой части судебная коллегия также сделала логичный вывод, что они не подлежат взысканию в пользу арбитражного управляющего, поскольку спор, рассматриваемый в апелляционной инстанции, касался требований, предъявленных к должнику, а не к арбитражному управляющему», – заключил Павел Кирсанов.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *